Форум » Муки творчества » Глава 27. Жестокое море. » Ответить

Глава 27. Жестокое море.

Медведь_жив!: Глава 27. Жестокое море. Прогулкам с Динозаврами посвящается… Серия 3. Жестокое море. Оксфордшир, 145 млн лет до н.э. Утро. Тихо бьются волны о прибрежные камни одного из островов западной Европы, который в будущем станет Англией. Пока же здесь находится много изолированных участков суши – в Юрском периоде было очень много мелководных морей, что и привело к почти полному затоплению этой части света. Здесь правят не динозавры. Именно в это время власть над морем захватила другая часть династии рептилий – завроптеригии: аквазавры, псевдоплезиосы и плиоихтисы. Пройдёт много миллионов лет, они исчезнут с лица Сварога, но с этого момента и до наших дней рептилии – властители морей. Наш рассказ, впрочем, не о них. Герой 27й главы о Свароге – динозавр, только что вылупившийся из яйца. Это тиранноорнитид-рапторексоид, один из видов великой династии динозавров, которая приведёт к появлению птиц, грифонов, медведей, лошадей и многих других. А пока первые представители надотряда живут на задворках мира – в островном мире будущей Европы. В сравнении с морскими монстрами эвстрептоспондилы невелики, но на суше они – одни из самых крупных обитателей островов. Редкий тритон-яйцеед рискнёт жизнью, чтобы проверить искусство матери охранять гнездо. Как и их далёкие континентальные родственники, гуанлонги и орнитолесты, эвстрептоспондилы могут ввязаться в бой даже с существом, которое в несколько раз превышает их в размерах. Вот и сейчас мамаша ввязалась в далеко неравную драку с мелким леоплевродоноихтисом, выползшим на берег. Но они расходятся, не успев начать схватку – из гнезда послышался писк детёныша, будущего короля острова. Самка поспешно покидает поле брани – ей нужно раскопать гнездо, чтобы детёныш смог выбраться наружу. Постепенно всё больше маленьких голосков раздаются из места кладки. И вот уже всё гнездо содрогается от писка. Самка своими лапами разгребает кучу песка и детёныши выбираются на волю. 4 месяца спустя. Наш герой уже достаточно окреп, чтобы охотиться на что-то большее, чем стрекозы и комары. Его нынешняя добыча - рамфоринхи, мелкие птерозавры. Они снова встретились – теропод и птерозавр. Неопетейнозавр и целофизис, эозавр и рамфоринх, а теперь – эвстрептоспондил и рамфоринх. Наш самец ещё молод , но судьба уже начала преподносить подарки – полнолуние и большой прилив означают прибытие мечехвостов. Это отдалённые родственники хелицеровых – комаропауков, но приспособившиеся к жизни в морской воде. Пройдут ещё миллионы лет, прежде чем их соседи – динозавры, птерозавры и морские рептилии уйдут на второй план, как и аномалохелицеровые, но в отличие от членистоногих, позвоночные, которые уходят на второй план, никогда не теряют своего величия – величия своей династии, а многие из них доведут династию до возрождения. Утро. Последние мечехвосты уходят в море, оставляя икринки рамфоринхам на съедение. Те не замедляют воспользоваться любезностью матушки-природы и в усиленном темпе начинают поедать будущих детёнышей мечехвостов. Впрочем, возмездие не заставит себя ждать. На сцене появляется ещё один персонаж, гораздо больший по размеру. Вот он, наш самец эвстрептоспондила. В нём уже 3 метра, а весит он порядка 200 кг. Рамфоринхи в шоке от неожиданной смерти одного из птерозавров. Это был глава местной колонии, и пока его подчинённые оправлялись от шока, эвстрептоспондил сумел съесть ещё двух рамфоринхов. Но на этом охота и закончилась – самец уже сыт, а рамфоринхи в спешке улетели – каждый из них понимал, что оставаться здесь нельзя. 1 год спустя Нашему эвстрептоспондилу уже 16 месяцев. Он и другие детёныши уже почти выросли, через каких-то 8 месяцев этот выводок будет владыкой другого острова. Но надо пережить последнюю напасть – сезон штормов, во время которого вся здешняя живность будет жить в страхе перед морской стихией. Впрочем, есть и другие опасности. Сейчас неспокойно в море. Юные детёныши талассоофтальмозавров, ровесники эвстрептоспондилов, уже взрослые и им становится тесно среди рифа. Акулы им больше не угроза, но есть кое-что пострашней. Это посейдонозавр, владыка местных морей. В длину он достигает 25 м, а весит до 150 тонн. Этот самец уже стар, ему больше 100 лет. Его добыча – псевдоклиды, акулы и талассоофтальмозавры, иногда – эвстрептоспондилы. Сейчас он атакует одного из детёнышей талассоофтальмозавра, заплывшего слишком далеко от рифа. Резкий взмах 4х ласт и… маленький аквазавр-ихтиозавр оказывается в гигантской челюсти истинного ихтиозавра Сварога. 4 месяца спустя. Сезон штормов наступает стремительно – в течении 1 дня погода резко меняется, вынуждая псевдоклидов выползти на сушу, а старого посейдонозавра – в открытое море, где шторм его не достанет. Хорошо, что завроптеригии способны впадать в спячку, что позволяет им не есть по полгода в сезон штормов, чего не скажешь об их родственниках – птерозаврах, динозаврах и крокодилах, которые вынуждены оставаться в лесной глуши островов, где мокро, зато безопасно. Молодой рамфоринх попытался извлечь из дерева клеща… но сам стал добычей. На деревьях притаились странные существа – кроны скрывают их, но для рамфоринха один из них чуть не стал последним, что тот увидел в жизни. Это никто иные, как протолегнозухи – для крупных континентальных тетраптерид они неопасны, но для местных птерозавров они – «Бич Божий». Испуганный рамфоринх спускается на землю, к своим собратьям. На 4 месяца они будут заперты здесь, на островах и станут почти наземными существами, наподобие ночного бродяги. Но птерозавры смогут летать в периоды, когда ветер будет затихать, хоть море и продолжит бушевать. Во время штормов у эвстрептоспондилов накладывается «табу» на охоту на рамфоринхов. Ведь есть другая добыча – псевдоклиды. Ночью наш самец со своими братьями и сёстрами уходит на вылазку на побережье. Доброй охоты, эвстрептоспондилы! В полночь страшный рёв пронизывает всех обитателей острова. Утром виден лишь труп псевдоклида, вокруг которого кучкой собрались рамфоринхи. Знатный пир будет! А наш эвстрептоспондил и его родня сидят в гуще лесов - сытые и довольные. Через 4 месяца они станут владыками островов. Но мы покинем их - нам пора. В следующий раз мы переместимся в позднюю Юру Урала и увидим предков многих нынешних групп животных, в частности, птиц, тероподоприматов и грифонов. Впрочем, это уже совсем другая история… 07.08.2010,Афанасьев Илья.

Ответов - 49, стр: 1 2 3 4 All

лагозух: мегантерион пишет: Ник, этот человек не Ричард Адамс?ВОТ

мегантерион: Ник, а где в электронном варианте на сиватериуме помотреть книжку «Зоология будущего»?

мегантерион: Не, уже нашел

мегантерион: Итог это Павел Волков



полная версия страницы